Супер НИНДЗЯ

Сайт о боевом искусстве Востока

На службе сёгуну


Главная - Статьи - На службе сёгуну

Путь Токугавы Иэясу к власти был так или иначе связан с поддержкой и военной помощью со стороны крупнейших кланов ниндзя. Они устраняли его соперников, штурмовали замки и даже подавляли восстания – так случилось со знаменитым Симабарским восстанием. Ниндзя по сути превратились в особый тип гвардии Токугавы и оставались таковыми на протяжении всего господства сёгуната в Японии.
   Первый раз после прихода к власти в качестве сёгуна Токугаве Иэясу пришлось активно прибегнуть к услугам своих наемников уже в 1614 г. Именно тогда возмужавший Тоётоми Хидэёри – сын бывшего сёгуна Тоэтоми Хидэёси – предпринял попытку вернуть себе власть. Незадолго до своей смерти в 1598 г. Тоётоми Хидэёси учредил «Совет пяти старейшин» (Готайро) и «Совет пяти уполномоченных» (Гобугё), в которые входили известные даймё. Эти советы призваны были стать неким «коллективным регентом» при малолетнем тогда сыне сёгуна, Хидэёри. Члены этих советов разделились на две враждующие группировки, каждая из которых рвалась к власти и выдвинула двух лидеров. Первая группа, возглавляемая известными воителями Исидой Мицунари, Мори Тэрумото и Уэсуги Какекацу (последний был широко известен как знаток ниндзюцу), строго придерживалась завещания Тоётоми Хидэёси и считала истинным сёгуном его сына Хидэёри. Вторая же группа – фактически изменники и заговорщики – выдвинула из своих рядов другого претендента, Токугаву Иэясу. В октябре 1600 г. в битве при Сэкигахаре недалеко от Токио Токугава наголову разгромил своих противников и овладел сёгунским титулом.
   Но Тоётоми Хидэёри, справедливо считая себя истинным наследником сёгунской династии, решил восстановить справедливость. Его поддержали многие разорившиеся даймё, ронины – самураи, оставшиеся без своего господина. Десятки тысяч этих людей стали стекаться под стены гигантской крепости в Осаке, собираясь сделать ее базой восстания против Токугавы.
   Осакская крепость имела более 20 км в периметре и представляла собой целый город с огромными складами, источниками воды. Такую крепость можно было удерживать годами, и Токугава, зная это, решил прибегнуть к помощи своих ниндзя из школ Ига-гуми и Кога-гуми
   Группу ниндзя из Ига возглавлял их патриарх Хаттори Масанари. Кога-гуми находилась под руководством не менее знаменитого ниндзя Ямаока Кагэцугэ. В помощь этим отрядам в операции было решено использовать и ниндзя из области Суруга, которые обучались у синоби из Сацумы и блестяще владели искусством снайперской стрельбы. Войска сёгуната возглавлял сын уже известного нам генерала И Наомасы – И Наотака, а при нем состоял все тот же испытанный в боях преданный ниндзя Миура. Именно ему было поручено перед началом военной операции против мятежников в Осаке провести переговоры с отрядами ниндзя и договориться о цене. Миура, пользовавшийся огромным авторитетом среди ниндзя Ига, отправился в эту провинцию, в район Набари, и без труда провел мобилизацию местных синоби (Ямагути С. С. 267).
 

 
   Эндо Энье (XIV в.), мирянин дзэн-буддист, отец которого, равно как и он сам, был
   известным мастером воинских искусств. Это тип «дзэнского портрета» (синее),
   где Энье сидит на монашеском стуле, одетый в рясу кеса
 
   Несколько раз ниндзя, прикинувшись сторонниками Тоётоми Хидэёри, проникали в крепость и разведывали устройство её оборонительных сооружений. Как-то раз десять ниндзя пробрались в замок, получив задание посеять вражду и недоверие в руководстве восставших. Этот тип действий ниндзя назывался «кан», и его упоминает еще китайский стратег V в. до н. э. Сунь-цзы. Вероятно, операция «кан» прошла удачно: один из видных самураев в Осаке сделал себе сэппуку, возмутившись недоверием собратьев. Ниндзя пытались подкупить и самого командующего гарнизоном крепости Санаду Юкимуру, но неудачно.
   Генерал Санада Юкимура также прибег к услугам ниндзя. Именно по их совету он соорудил особую навесную башню – барбикан, которая нависала надо рвом, окружающим Осакский замок. Хотя оборонительный ров был чудовищно глубок, но он давным-давно высох. Барбикан же позволял вести прицельный огонь по нападающим как во рву, так и на другой его стороне. Осакские «сидельцы» гордились своим сооружением и даже прозвали его в честь своего генерала Санада-мару.
   Всё это в немалой степени раздражало командующего войсками Токугавы генерала И Наотаку. В конце концов было решено разрушить барбикан. Заодно можно было попробовать сделать пролом в центральных воротах, которые защищались барбиканом. И вот темной ночью войска И Наотаки под его личным командованием тихо вошли в сухой ров и начали окружать замок. Двигаться было трудно, густой предутренний туман не позволял свободно ориентироваться, ров был полон камней и вязкой грязи, люди натыкались друг на друга, теряя направление.
   Защитники крепости давно уже заметили противника. Когда туман совсем сгустился, из крепости на нападающих посыпались стрелы и загремели ружейные выстрелы. И Наотака понял, что операция полностью провалилась, надо отходить. Он отдал команду возвращаться, но в сильном тумане и в той панике, которая началась среди его воинов, этот приказ не был услышан. Отряды по-прежнему метались в широком рву, а некоторые даже пытались штурмовать стены. Положение казалось безвыходным.
 

 
   Набесима Наосигэ (1538–1618) в полных боевых одеждах. Был приближенным Рюдзодзи Таканобу, военного лидера провинции Хидзэн, погибшего в 1584 г. в битве при Симабара против клана Симадзу. Через несколько лет Набесима сам возглавил клан Рюдзодзи
 
   Но здесь на помощь пришел хитроумный ниндзя Миура Ёэмон. Стрела попала ему в руку, однако он, переломив стрелу и оставив ее наконечник в руке, бросился на свой берег рва. Туда же выскочили его ниндзя. И здесь Миура использовал приём, с трудом поддающийся нашему пониманию, но который тем не менее блестяще сработал. Миура приказал ниндзя открыть огонь по людям во рву! Самураи подумали, что они окружены, и решили драться до последнего. Они направили лошадей на свой берег в надежде найти там противника и вырваться из кольца окружения. Благодаря этому вся армия И Наотаки благополучно «отступила, нападая». И Наотака был столь восхищен находчивостью Миуры и его людей, что пожаловал всех ниндзя Ига специальной грамотой, которая могла служить и рекомендательным письмом – кандзё (Там же. С. 267).
   И все же зимняя осада крепости Осака оказалась неудачной. К тому же отряды ниндзя были обижены – они сочли плату за свои услуги слишком низкой. Синоби, считая себя почти обманутыми, вернулись в родные места, в Ига. Армия Токугавы осталась без мощной поддержки.
   Видя это, Токугава вновь посылает ниндзя Миуру в Ига, чтобы рекрутировать синоби. Переговоры были трудными. Но в конце концов деньги сделали свое дело, и великие лазутчики Ига вновь стали под знамена Токугавы.
   А тем временем в лагере Токугавы творилось нечто невообразимое. Туда приходила масса народа, везде сновали жители из близлежащих деревень, прибывали какие-то самураи со своими небольшими отрядами в надежде снискать себе славу или награду от сёгуна. Естественно, в таких условиях любой лазутчик смог бы без труда увидеть приготовления к атаке, разведать все планы и незамеченным скрыться. Лагерь необходимо было очистить от лишнего народа. И первое, что сделал Миура со своими ниндзя, – они открыли огонь по лагерю! Несколько человек было ранено, тысячи разбежались, на месте остались лишь преданные Токугаве воины, испытанные в сражениях. Лагерь был моментально очищен, а ниндзя опять принялись планировать разведывательные операции.
   Наконец, летом под огнем пушек Токугавы крепость пала. В горящей Осаке Тоётоми Хидэёри, как и полагалось благородному самураю, покончил жизнь самоубийством. Токугава не без помощи своих верных ниндзя стал полновластным властителем Японии.
   С падением Осаки была устранена последняя угроза для власти Токугавы Иэясу. Сёгунат под руководством клана Токугавы продержался еще два с половиной века. Единственным серьезным потрясением для сёгуната стали события 1638 г., когда «власть предержащие» были вынуждены вновь прибегнуть к услугам ниндзя.

20.08.2017