Супер НИНДЗЯ

Сайт о боевом искусстве Востока

Последний бой императора


Главная - Статьи - Последний бой императора

Мощные междоусобные битвы, которые потрясли Японию в период Камакура (1185–1333), позволили некогда малограмотным воинам испытать пьянящий вкус власти. Самурайству нужна была власть над всей страной, но на их пути стояли императорский двор и наследственная аристократия. И вот наконец в 1333 г. происходит то, к чему логически вело развитие событий, – самураи из Камакура опрокидывают воинство императора Го-Дайго, состоявшее не только из воинов, но и из монахов-бойцов. С этого момента и начинается в истории Японии так называемый период Муромати (1333–1392). Император пытается вернуть себе реальную власть в стране, но эта попытка быстро пресекается умелым и жестоким воином Асикагой Такаудзи, который в 1336 г. просто заставляет Го-Дайго покинуть столицу – город Киото. Этому отъезду, а точнее, бегству, предшествовали весьма примечательные с точки зрения боевых искусств события, о которых мы расскажем далее.
   Император нашёл себе прибежище на юге от Киото, в местечке Ёсино, где создал «Южный двор». Формально он продолжал управлять страной, но реальная власть перешла к самурайскому штабу – бакуфу. Асикага Такаудзи создал «Северный двор» в Киото, перенеся сюда ставку бакуфу и став первым японским сёгуном.
   В этот период самураи вырабатывали методы боя, ставшие вскоре классическими для их воинской тактики. Например, буси неоднократно доказывали своё мастерство в «тайном нападении», то есть в скрытой атаке на позиции противника или бесшумном устранении своих конкурентов в борьбе за власть, и в этом смысле самураи мало чем отличались от ниндзя. Они владели и сложнейшим искусством тайного штурма замков, которое включало, в частности, умение карабкаться на неприступные стены при помощи кожаных верёвок с узлами и особых металлических когтей, надеваемых в виде перчатки на руку. Самурай должен был знать также, как провести разведку помещений замка, посеять панику среди его защитников, какие использовать уловки, чтобы обмануть охрану.
 

 
   Самурай Ямаками Сан-Эмонодзе спасается от напавших на него
   лазутчиков, устремляясь в горы.
   Его друг Хага Хикодзиро пускается вплавь (по С. Тернболу)
 
   Хорошо построенный самурайский замок представлял собой неприступную крепость. Фактически это был город, обнесенный высокой каменной стеной толщиной до 3 м. На территории замка находилось все, что нужно знатному японцу для нормальной жизни, – небольшой храм местного божества, склады и зерновые амбары, комнаты для многочисленной прислуги и охраны, большой двор для воинской тренировки, огромная конюшня, кузница, где можно было подправить доспехи. Провианта в таких замках могло хватить на несколько лет осады.
   ХIV-ХVI века знаменуются строительством грандиозных замков-крепостей, многим из которых было суждено сыграть немалую роль в гражданских войнах. Например, в 1576–1579 годах на берегу озера Бива из дерева и глины на мощном скальном фундаменте высотой более 20 м сооружается замок Адзути, являвшийся ставкой многих японских сёгунов. Считается, что подобный тип оборонительных сооружений появился в Японии под влиянием западных образцов, в частности был привнесён португальскими торговцами с середины ХVI в., обучавшими японцев методам ведения войны, в том числе и применению огнестрельного оружия (Munsterberg H. The Arts of Japan: An Illusrated History. Rutland-Vermont-Tokyo, 1981, p. 126).
   Европейское новшество пришлось по вкусу богатым самураям. Замки становятся настоящими произведениями искусства. Например, стены и ширмы замка Оды Нобунаги в Адзути были целиком увешаны картинами, а крепости великого Хидэёси орнаментировались столь великолепно, что вызывали восхищение у всех знатоков искусства той эпохи.
   Естественно, для взятия крепостей самураям приходилось прибегать к различным уловкам и хитростям. Немало таких операций проводилось уже в ХIV в. во время затяжных войн Намбокутё – «Северного и Южного дворов». Подробности тех событий непосредственно связаны с рождением одной из первых школ самурайского боевого искусства – Кусуноки-рю.
   Шла бескомпромиссная война за власть между бакуфу (сёгунатом) и сторонниками императорской власти. Император Го-Дайго (правил в 1319–1338 гг.) предпринял последнюю отчаянную попытку отобрать власть у бакуфу. Среди сторонников императора особым влиянием пользовался хороший стратег и воин Кусуноки Масасигэ (1294–1336). Он и его подданные владели рядом прекрасно укреплённых замков, расположенных в лесистых горах вокруг района Ёсино.
   Для нас Кусуноки Масасигэ интересен в первую очередь тем, что создал одну из самых ранних школ воинского искусства, которая в его честь была названа Кусуноки-рю. Интересно, что через несколько столетий Кусуноки-рю будут считать одной из школ ниндзюцу, хотя создана она была не каким-то «тайным убийцей», «воином ночи» или разведчиком, но благородным аристократом. Правда, обучение в этой школе включало многое из того, чем потом будут активно пользоваться синоби: изготовление многочисленных ловушек и западней, способы обмана противника, методы дезориентации нападающих. По сути Кусуноки-рю была просто специфической школой тактики и боевых искусств того времени. Мы уже отмечали, что как таковое единое искусство «ниндзюцу» отсутствует – это общее наименование сотен непохожих школ. Кусуноки-рю представляла собой школу ведения партизанской войны.
   Силы сёгуната выгнали принца Моринагу («Принца Большой Пагоды»), сына императора Го-Дайго, из его горной ставки, которая располагалась в горах Хиэй – знаменитом буддийском центре секты Тэндай недалеко от города Киото. Следующей задачей было пленение самого императора Го-Дайго, который укрылся в одном из замков Кусуноки Масасигэ – горной крепости Касагияма.
   Осада Касагиямы длилась уже столь долго, что командование бакуфу готово было отвести свои войска от неприступной крепости. И тут, как гласит средневековая японская хроника – наполовину историческая книга, наполовину роман (гункимоно) «Тайхэки» (1360–1380), – среди осаждающих появились два самурая: Суяма Тодзо Ёситака и Комияма Дзиро. Это были настоящие искатели приключений, всеми путями стремящиеся к славе и воинским почестям. И вот они увидели шанс добиться для себя известности.
   Они решили вдвоём проникнуть в крепость. Но для этого надо было сначала суметь взобраться на высокую скалу, которая прекрасно просматривалась со всех сторон. Как говорилось в хронике того времени, скала была так высока, что «даже птице было трудно взлететь на её вершину».
   Связав кожаные ремни конской упряжи, они приготовили длинные веревки с узлами и решили штурмовать северный склон – самый крутой и, как считалось, неприступный. Ночь выдалась ненастной, шумел ливень, завывал ветер, который, казалось, был готов сдуть смельчаков со скалы. Даже на расстоянии вытянутой руки трудно было разглядеть человека, и замок, стоявший на вершине, практически полностью исчез из виду.
   По скользкому мху, покрывавшему скалы, два самурая и шедшие с ними пятьдесят воинов сумели незамеченными подобраться к замку. Они внимательно осмотрели, какие части замка хуже всего охраняются или плохо укреплены. Как оказалось, именно на северной стороне, которая считалась неприступной, охрана практически отсутствует. Самое главное – Суяме и Комияме удалось узнать, где именно в замке находится ставка императора Го-Дайго.
   Правда, был один момент, когда казалось, что вся их операция находится под угрозой срыва. Кто-то из охранников замка, увидав группу вооруженных людей, двигавшихся по двору, спросил, кто они такие, и уже был готов поднять тревогу. Самураи, не растерявшись, сообщили, что они – специальный ночной отряд для усиленной охраны. К тому же один из самураев строгим голосом наказал стражнику быть начеку – якобы готовится ночная атака. Ответ удовлетворил последнего, и отряд продолжил свое путешествие по вражескому замку. Что произошло затем, рассказывает древняя хроника:
   «Когда Суяма и его люди узнали всё, даже место убежища императора, они укрепили свои сердца, поклонились духам гор, вскарабкались на пик, что располагался над главным залом замка, запалили там огонь и подняли все вместе страшный крик». (Цитируется по: McCullough H. The Taiheiki, A Chronicle of Medieval Japan. Colombia University Press, New York, 1959, p. 78.)
 

 
   Воины из школы Кусуноки-рю, возглавляемой Кусуноки Масасигэ
   (1294–1336), использовали соломенные куклы для того,
   чтобы ввести нападавших в заблуждение (по С. Тернболу)
 
   Войска бакуфу, стоявшие внизу, оказывается, не знали о смелой вылазке Суямы и Комиямы. Они подумали, что осажденные решились на вылазку. Раздались звуки боевых труб, отрывистые команды – воины бакуфу начали приготовления к обороне. Но основные события происходили в замке. Суяма приказал своим людям рассеяться по замку, поджигать все строения, которые только могут гореть, и производить как можно больше шума. Защитники замка решили, что основные войска атакующих уже прорвались в замок. Началась паника, никто не мог представить, что всего лишь пять десятков человек проникли в крепость, где находился гарнизон в несколько сотен отлично вооружённых воинов. Наконец и армия бакуфу поняла, что какой-то отряд, выступивший на их стороне, уже находится в замке, и начала атаку на крепость. Император Го-Дайго со своими телохранителями вынужден был спасаться бегством. Так самурайское умение «тайной атаки» позволило сломить сопротивление императора.
   Но Кусуноки Масасигэ, преданный сторонник императора, недаром считался блестящим воином. В следующий раз он сумел благодаря своему искусству обмануть искушенных самураев. Произошло это так. Армия бакуфу начала концентрировать силы для штурма последнего оплота Кусуноки – мощной крепости Тихая, которая была сооружена на неприступной скале и к тому же защищена густым лесом.
   Кусуноки Масасигэ подробно разузнал о той хитрости, к которой прибегли два самурая, когда штурмовали крепость Касагияма, и вынес из этого хороший урок. Прежде всего Кусуноки так расставил караулы, что ни один лазутчик бакуфу не мог подобраться к замку Тихая. Был даже проложен специальный трубопровод от ближайшей реки, который снабжал защитников замка водой на случай долгой осады. Затем Кусуноки послал в ставку бакуфу своего человека, который выдал себя за перебежчика. Он рассказал, что внутри крепости есть люди, готовые ночью открыть ворота. Посланный к крепости отряд бакуфу попал в ловушку и был уничтожен.
   Через несколько дней Кусуноки придумал новую хитрость, которая потом вошла в обиход самураев и некоторых школ ниндзюцу. Из разного тряпья он приказал сделать двадцать или тридцать фигур людей, обрядить их в боевые одежды и вооружить щитами, копьями, мечами и другим оружием. Затем это «воинство» ночью было расставлено у стен замка. Далеко позади кукол находились пять сотен настоящих воинов, которые, лишь только рассеялась ночная мгла и стал заниматься рассвет, подняли страшный шум.
   Самураи бакуфу подумали, что защитники замка решили сделать вылазку, а увидев, что их всего лишь несколько десятков, бросились отражать «атаку». И тут же им на головы посыпались камни и брёвна. Это не столько нанесло воинам бакуфу урон в живой силе, сколько унизило их достоинство. Ещё бы – мужественные самураи пытались атаковать тряпичных кукол! (Ibid. p. 184–185.)
   Школа Кусуноки-рю включала ещё немало подобных «обманов» и уловок. Как видим, то, что мы подразумеваем под ниндзюцу, было вначале просто особым способом «хитрого» ведения сражений и партизанской войны.
   Однако все эти хитрости не спасли самого создателя школы. Кусуноки Масасигэ погиб во время жестокого сражения при Минатогава в 1336 г. В проигрыше этого сражения многие обвиняли императора Го-Дайго, который просто растерялся в последний момент. Кусуноки знал, что его войска обречены на поражение в битве с многократно превосходящими силами бакуфу, и всё же сам повёл их в бой. Тем самым он проявил высочайшую преданность самурая своему императору. Этот поступок возвёл Кусуноки Масасигэ в ранг величайших самураев Японии, которым долгое время возжигали благовония перед алтарем в знак уважения к их мужеству. Но смерть великого воина Кусуноки резко ослабила ряды сторонников императора. Увы, реставрации не получилось, зато возникла новая, еще более мощная форма сёгуната, во главе которого встал хитроумный Минамото, прозванный Асикага. Ещё почти полвека гремели сражения. В конце концов Асикага стал править в «Северном дворе» в Киото, а последователи императора – в «Южном дворе» в горных районах Ёсино, где было немало тайных троп и неприметных убежищ.

20.08.2017