Супер НИНДЗЯ

Сайт о боевом искусстве Востока

Самураи, ниндзя и христиане


Главная - Статьи - Самураи, ниндзя и христиане

Чтобы понять, зачем сёгунату вновь понадобились тайные услуги вездесущих синоби, необходимо обрисовать обстановку того времени. Токугава, опасаясь иноземного влияния, своим декретом закрывает страну. Теперь ни один иностранный корабль не мог пристать к японским берегам, а японцы не имели права покидать родину, и так было вплоть до середины XIX века. Запрет сыграл двоякую роль – с одной стороны, отрезал Страну восходящего солнца от всего мира, его экономики и культуры; с другой стороны, позволил сохранить в нетронутом виде многие древние, в том числе и самурайские, традиции. С 1640 г. всех иностранцев начали высылать из страны; христианские миссионеры подвергались гонениям и даже казням. Христианство было объявлено вне закона, и по всей Японии разыскивали сторонников «варварской» веры.
   Европейцы стали осваивать Японию еще в ХVI в. Одними из первых, кто вступил на островной берег, были миссионеры-иезуиты и среди них – один из руководителей ордена Франциск Ксавье, прибывший в Кагосиму в 1580 г. За ним последовали еще десятки миссионеров. Уже к началу ХVII в. число обращенных в христианство японцев достигло 700 тысяч (при общей численности населении Японии в 26 млн. человек). (Горегляд В. Н. Страна за захлопнутой дверью. // Кирквуд К. Ренессанс в Японии: Культурный обзор семнадцатого столетия. – М., 1988. С. 6).
   Деятельность миссионеров не только принесла на Японские острова новую веру, но и открыла Японию для торговли с Западом. Не только шелк, кожи и сахар везли в Японию из-за рубежа. Сюда стало проникать и огнестрельное оружие, которое активно использовал еще Ода Нобунага, а также ниндзя, пожалуй первыми освоившие это новшество. Одновременно начали усиливаться сепаратистские настроения среди даймё острова Кюсю, давно считавших себя независимыми от центральной власти. Над Японией нависла угроза новой междоусобной войны, чего режим Токугавы потерпеть не мог. В качестве «виновника» всех бед были выбраны иностранцы, в частности христиане, что оказалось не так далеко от истины, ибо зарубежные торговцы своими посулами немало сделали для разжигания чувства обособленности кланов Кюсю.
   Была почти прекращена торговля с другими странами, закрыты крупные торговые центры в ряде портов, а пребывание «варваров» на территории Японии каралось смертью. Единственными окнами во внешний мир оставались крошечное голландское торговое представительство и китайская миссия на островке Дэсима в порту Нагасаки на Кюсю, но и за их сотрудниками велась постоянная слежка.
   Правда, такая полная изоляция не могла длиться вечно – частичные послабления были сделаны уже в ряде эдиктов сёгуна Токугавы Ёсимицу (правил в 1715–1746 гг.), поскольку в науке и промышленности наметился столь явный кризис, что собственными силами справиться с ним оказалось невозможно. Единственными европейцами, допущенными в Японию, оставались голландцы, а это означало монопольное распространение голландских книг по навигации и кораблестроению, анатомии и астрономии. Голландские ученые стали преподавать в Японии, а в 1745 г. был даже выпущен в свет японо-голландский словарь. Расширились и контакты с Китаем, где правила маньчжурская династия Цин и откуда приходили новые веяния в области философии и военного дела.
   Но этим послаблениям (а были они все же незначительны) предшествовали весьма важные события в военной истории Японии, связанные с грандиозным Симабарским восстанием на острове Кюсю. В конце ХVII в. в районе Симабары под христианскими лозунгами начинает разворачиваться восстание, которое подняли немногочисленные японские христиане, а позже их поддержали далекие от христианства, но обиженные жизнью мелкие землевладельцы. На его подавление сёгунат бросил 200-тысячную армию. Самураи получили последнюю возможность проявить себя на поле боя.
   Мятежники укрылись в мощном замке Хара в Симабаре. Штаб бакуфу вновь обратился к услугам ниндзя, на этот раз из Кога. Прежде всего им дали задание добыть данные, необходимые для штурма: в точности узнать план замка Хара, глубину оборонительного рва, состояние подъездных дорог, высоту стен. Всю обобщённую информацию следовало отправить в Эдо лично на рассмотрение сёгуну Токугаве Иэмицу.
   И ниндзя взялись за дело. По ночам они тайно проникали в замок, хотя хозяева крепости об этом даже не догадывались. Через несколько дней план операции по штурму замка был готов. Ниндзя из Кога разведали все переходы, разузнали расположение всех залов замка и ориентировались в нем, как у себя дома. Одновременно с разведкой внутри замка люди из Кога перекрыли несколько тайных троп и подземных ходов, по которым доставлялся провиант в замок, выставили вокруг крепости десятки дозорных постов и полностью отрезали мятежников от внешнего мира.
   Приближался момент штурма, главная роль в котором отводилась ниндзя. Необходимо было провести последнюю разведку. До штаба бакуфу дошли сведения, что мятежники узнали о регулярном посещении замка лазутчиками, поэтому речи о том, чтобы свободно проникнуть в Хара, как было раньше, идти не могло. На это задание был послан отобранный из ниндзя «отряд самоубийц» (кэсси). Чтобы проникнуть в замок, ниндзя применили хитрость.
   Внезапно во мраке ночи со стороны лагеря Токугавы прогремел чудовищной силы залп из аркебузов, повергший в растерянность защитников крепости Хара. Неужели начался штурм? Но это оказался знаменитый приём ниндзя – «ружье тысячи облаков». Залп был произведен в воздух и оказал необходимое действие – осажденные, думая, что стрелявшие целятся по огням, горевшим на сторожевых башнях, тут же загасили факелы. Два знаменитых ниндзя, Аракава и Мосидзуки, под покровом темноты начали карабкаться на стену. Одеты они были точно так же, как и защитники замка. Перемахнув незамеченными через стену, оба синоби затесались в ряды своих врагов на башнях, и, когда факелы вновь запылали, Аракаву и Мосидзуки никто не заметил. Ниндзя внимательно осмотрели всю систему обороны замка и даже выкрали один из флагов, который развевался на центральной башне, дабы отчитаться перед своими хозяевами о том, насколько далеко они проникли. Пора было уходить, но тут кто-то увидел среди солдат двух чужаков – поднялась тревога, ниндзя под градом стрел и пуль вынуждены были бежать из замка. Истекая кровью, они все же сумели спастись и донести добытые сведения, столь необходимые для окончательного штурма (Ямагути. С. 59–64).
   Вскоре прозвучал сигнал к штурму замка Хара, который начался с обычной «тайной атаки» ниндзя, посеявшей неразбериху в рядах мятежников. Через несколько часов войска Токугавы, следуя подробному плану, составленному с участием синоби, ворвались в замок, и крепость пала.

28.06.2017